г. Тверь, ул. Андрея Дементьева, д.2

график работы и схема проезда

(4822) 777-275
(4822) 777-276

 
кнопка

Подбор тура

Поиск и бронирование в режиме реального времени

кнопка

Оставить заявку

Мы найдем подходящие туры и свяжемся с Вами

кнопка

Подарочный сертификат

Мы предлагаем сертификат на путешествия

Тур по Италии

Рифмованный дневник

9 – 24 сентября 2017 года. Автобусный тур "Солнце Италии и отдых в Апулии" (IT-PO), туроператор "Старый Город", г. Москва, турагентство "Купитур", г. Тверь, гид Ольга Глянцева, 6 локальных гидов, водили Александр и Владимир из Бреста, 46 туристов, 6500 км. на автобусе, два поезда, 8 стран, 17 городов, 8 отелей.

Хочется, чтоб снова мог

Итальянский зреть "сапог".

Вдоль Тирренского – к "подошве",

Адриатикой – к Триесту.

И оливковые рощи,

Горы, море, тур – фиеста.

И друзей увидеть рад,

Две недели... и назад.

Пролог

В Италии Вас всегда

Потрясают города.

Большие и известные,

С обычаями местными,

Седой архитектурой

И древнею культурой,

Религией, историей,

Раздорами и горями.

Сперва увидеть мы хотим

Милан, Флоренцию и Рим.

Но чтобы познавать страну,

Вы постегайте глубину

И прелесть малых городков,

Ведь в них тысячелетний зов,

Традиционная обитель

И местный колоритный житель.

Конечно, крепость и собор,

И красота холмов и гор.

Вас Оля привезет туда,

Где очень вкусная еда.

Так сможете, поверьте мне,

Составить мнение о стране.

9 сентября (поезд Москва-Брест)

Белорусском на вокзале

Многократно мы бывали.

Знаем поезд "Москва-Брест",

Боковых плацкартных мест

Сегодня меньше, чем обычно.

Достали быстро и привычно

Из сумок, рюкзаков, пакетов

Дары и осени, и лета.

Проявлен был к еде азарт,

А... убегавший Бонапарт

В морозе, голоде и снеге,

Недельный путь в глуши лесов.

А мы и в сытости и неге,

До Бреста несколько часов.

Ночной Смоленск спокойно спит,

России он надежный щит.

10 сентября (Польша)

Вместе с нами на перроне

Симпатюля Ольга – гид.

Быстро, много говорит:

Мы поедем, мы помчимся

В комфортабельной машине,

Не оленях и собаках,

Без дождя и без ветров.

Хоть от долгих переездов

Подустанут ваши спины,

Но 13 дней отныне

Будут кофе, чай и кров.

И с заспанными лицами

Пересекли границу мы.

Опасались, что таможня

Отберет у нас, возможно,

Мясо, сыр и колбасу.

Это я не вынесу.

Если польский партизан

Заберет мой пармезан,

Сникнет мир, померкнет свет,

Если отберут обед.

Слава Богу пронесло,

То есть миновало зло.

Вот и первая страна,

Вижу Польшу из окна.

Никаких экскурсий нет,

Лишь обед и туалет.

С трепетом мы вспомним снова

Место "Воля Железово".

Послушаем непременно

Гениального Шопена.

Посетим икону крова

Матки Боски Честохова.

Может, это воскресенье,

И воздействует собор,

Все охвачены волненьем,

И красив церковный хор.

Чтоб короче долгий путь,

Чтобы снова не заснуть,

С Олей выучим едва

Чешско-польские слова.

Вот водидло и плавидло,

И летабло и пердидло.

И без всяческих помехов

На ночевку едем к чехам.

Только вниз, на юг и вправо,

Котовице и Острава.

Вечером в районе Брно,

Отель, пиво и вино.

Выключайте свой мобильник,

А включайте кипятильник.

Ужин будет очень краткий,

Ешьте с поезда остатки.

Утром рано нам вставать,

Душ и чистая кровать

11 сентября (Грац)

Снова встали очень рано,

Все окутано туманом.

Из колбасных из изделий –

Винегрет осилил еле.

Завтрак – целый гастроном,

И закусок много в нем.

Едем через Брно и Вену,

То свободно, то как в стену.

Вдруг разверзлись небеса,

Позже в Грац на 2 часа.

Дома на площади подряд

Как игрушечки стоят.

Разноцветные узоры

Привлекают наши взоры.

Литье, лепка или плитки,

Накупили мы магнитки.

Поднялись наверх холма,

Впечатления весьма.

Как империя распалась,

Много стран образовалось.

Но навеки знаменит:

Моцарт, Штраус, Брамс и Лист.

К Розенбергеру спешим,

Поедим, что захотим.

Для туристов из России

Цены очень там плохие.

Наконец-то Падуя

Нас ночлегом радует.

В Падуе – университет,

В нем и джаза факультет.

Там когда-то Галилей

Образовывал людей.

12 сентября (Орвьето)

Дождь, как будто конец лета.

А мы едем в Орвьето.

Чтоб проехать много милей

С остановкой в автогрилях.

Город тот не на земле,

На отвесной он скале.

Мы в вагоне поднялись

В эту городскую высь.

И по улице центральной

Мы – в собор, он кафедральный.

Всех туристов манит он,

Главное – его фронтон.

Чтоб Орвьето не сдавался

И с врагами долго дрался,

Император дал указ

Без задержки, в тот же час

Пласт известняка долбить

Так сказать, колодец рыть.

Пусть большая глубина

И такая ширина,

Чтобы развести могла

По спирали два осла.

* * *

По дороге магазины,

Лавочки, витрины, вина.

Вереницею машины

И альпийские вершины.

Раздавался постоянно

Звучный голос Челентано.

Курортный Фьюджи – городок,

Одни в кровать, а кто чуток

Не ослабел и не устал,

По городочку погулял.

13 сентября (Кастель-дель-Монто)

Рим, Неаполь огибая,

Апеннин обозревая,

Мы Везувий наблюдаем

И волнений не скрываем.

Здесь итальянцы собирают

По четыре урожая.

Оливок больше всех жуют,

Долго потому живут.

Ну, а танец тарантелла

Из Италии пошел,

Потому как осужденным

Пустят пауков на пол,

Быстро скачут, прыгают,

От укусов всё ж умрут.

Кастель – замок на горе,

Он как тыква в сентябре:

Кругловатый, желтоватый,

На историю богатый.

Фридрих – два любитель гор

Почему его построил,

Неизвестно до сих пор.

Едем в гору челноком,

Вниз же большинство пешком.

Завершен наш полукруг,

Мы приехали на юг.

Нас прекрасно разместили,

До отвала накормили,

Накачалися вином

И забылись долгим сном.

P.S. много женщин захотело

Омыть в море свое тело.

14 сентября (День отдыха в Porto Giardino)

День спокойный, загоранье,

Завтрак, ужин и купанье.

Кто опять по магазинам,

Кто в автобус на пляж длинный

Или в бухте пляжик дикий,

А на волнах солнца блики.

И за что же нам такое:

Море, сосны и покой.

Чтоб от переездов тура

Не уменьшилась фигура,

Дважды в день фуршетный стол,

Там не съест ни слон, ни вол.

Разве это можно,

Столько съесть пирожных?

Я арбузу очень рад,

Обалденный виноград,

Только сорванный он с ветки.

Каждый день дают креветки.

А салатов столько разных,

Завлекают, просто дразнят.

Паста – это же святое,

Рыба, стейки и жаркое

С очень вкусною подливкой,

Баклажаны и оливки.

Шашлыков нет из барана,

Но зато есть круассаны,

Утром свежие из печки

С белой брынзой из овечки.

И, конечно, же сыры,

Все – Италии дары.

Сок и кофе, сразу ясно:

Отдыхаем мы прекрасно.

Чтоб совсем не унывали,

Постоянно наливали

Разные сухие вина

Мы в бокалы из графина.

Ужин, вечер музыкальный,

И не просто танцевальный,

А в сопровождении

Пел на удивление

Итальянец – баритон,

Покорил туристов он.

Знайте наших, русских мол,

И Катко на бис исполнил

Настоящий рок-н-ролл.

От восторга или сдуру

Итальянец протянул

Ему крупную купюру.

У русских собственная гордость,

Нас деньгами не возьмешь,

От вина не сон, а бодрость,

Спляшем так, едрёна вошь.

15 сентября (Бари, Альберобелло)

Сегодня главное – Бари,

О нем и дома говорим.

Единственный в Италии,

Храм главный в православии.

У нас сегодня местный гид.

Но так по-русски говорит,

Такие сочные слова,

Что ясно – родина Москва.

И хоть в Бари он четверть века,

Остался русским человеком.

Тому почти что тыщу лет,

Пришел фрегат или корвет,

Привез останки Николая.

О, это миссия святая.

И чтоб запомнили навеки,

Что мощи здесь, не только греки,

Но и народы разных стран,

Издал всесильный Ватикан

Указ – построить храм.

Строили наверняка

Из белого известняка.

Сто годочков воздвигали,

Храм в два этажа создали.

Из порта мощи привезли

Упряжкою с двумя волами.

Чтоб это вспоминать могли,

Не позабыли чтоб, веками

Два вола стоят у входа,

Хоть рогами их природа

Наградила – нет рогов.

От огорчения нет слов:

Отпилили им рога,

Не осталось ни фига.

Продали ради бабла,

Хоть святые два вола.

Бесконечны были споры,

И конфессии с укором.

Путин с другом Берлускони

Тут вопрос не проворонил.

Статую с собой привез,

Сразу и решил вопрос.

Где-то, может, Матка Боска,

Здесь Патриархат Московский.

Теперь 9-го мы мая

Две годовщины отмечаем:

Как замолчали пушки, танки,

И как доставили останки.

На молебен мы попали,

Свадьбу красочно засняли,

Улочками погуляли,

Мелочь всякую скупали.

* * *

Далее – Альберобелло.

Скажу уверенно и смело:

Горы, море и оливы

Были сказочно красивы.

Занятны каменные труллы,

И с крышей каменной коничой.

Из мебели там нет и стула,

Дом примитивный, не кирпичный.

Он сложен насухо и скоро,

По-быстрому, и без раствора.

Там вместе со скотиной жили,

Пришел инспектор – развалили.

Бедняк, конечно же, не мог

За дом платить большой налог.

По сути, круглые сараи,

Там часто урожай держали.

А как налоги отменили,

Людей из них переселили.

Не стали труллы разрушать,

Туристов будут привлекать.

16 сентября (Матера)

В Матере старые пещеры,

Им очень много тысяч лет.

И храм пещерный был для веры,

Молитвой он спасал от бед.

Пусть карст совсем не твердый камень,

Вода и та его долбит.

Пещеры были на экране,

Сказала Ираида – гид.

Хоть страшно было в фильме Мэла,

Но в жизни все трудней, страшней.

Показано в "Страстях" умело

Переживания людей.

Представь, вся жизнь проходит ваша

В пещере темной и сырой,

И лишь в тюрьме она не краше,

Раз там свобода за стеной.

Но позади людское горе,

И мы к обеду уже в море.

17 сентября (Лечче, Отранто)

Сегодня едем недалече,

Это городочек Лечче.

Там улицы барочные

И церковь Санта-Кроче.

Амфитеатр виден старый,

Занимает полгектара.

Теперь объект музейный,

Второй за Колизеем.

А на площади, тут близко,

Прямо возле обелиска,

Просто так без всякой траты

Дарят нам соцдемократы

Кепку красную, кошелку.

Не возьму я что-то в толк,

Логику понять нельзя:

Может быть, они считают –

Мы Зюганова друзья?

* * *

Наш автобус мчит на юг,

На Отранто, на "каблук".

Ведь в Отранто говорят:

Здесь сливаются моря,

Два потока – зюид и вест,

Уникальность здешних мест.

* * *

И с терпением, сноровкой,

Еле найдена парковка.

В крепости опять собор.

Вспоминают с давних пор

Жертв жестоких сарацинов.

Как рубили без причины

Головы простых мирян.

Лишь недавно Ватикан

Причислил 800 к святым.

Чтобы причаститься к ним,

Увидеть камни палачей,

Поставить несколько свечей.

А рядом страшные витрины

С останками людей невинных,

Полны костями, черепами,

Уж пять веков они пред вами.

Ну, а потом порт катеров,

С морской водой, что нету слов:

Прозрачной, теплой, как парной.

Успели к ужину домой.

Воспоминанья с "каблучка":

Море и не облачка.

18 сентября (Сафари и супермаркет)

Едем в горы мимо Бари,

В зоопарк, то есть сафари,

И еду зверям подарим.

У мужичка на бровке

Возьмем сырой морковки,

У него орехи были,

Их мы тоже закупили,

Так как травоядные

В общем-то всеядные.

И жирафы, и слоны

С левой, правой стороны,

У окон и у дверей

Ждут гостинцев поскорей.

Люди кинулись к окошку,

Там жираф подставил бошку.

А водитель: не толкайте,

Мне морковку не давайте.

А медведь и бегемот,

Невзирая на народ,

Он жары спасаются,

Плавают, купаются.

И, конечно, им по нраву:

Яблоки, раз на халяву.

Львы на воле – это диво,

Разлеглись в кустах лениво.

Нас вообще не замечают,

Джипом их слегка пугают.

На дерево залезла львица,

Разлеглася, как царица.

Зебры и олени на пути стоят,

Пропустить нас не хотят.

Как осел в Туркмении:

Он шоссе освободит

Лишь по принуждению.

В озере ныряет котик,

Он раскрыл усатый ротик.

Мы еду стащить могли бы –

Нет на завтрак свежей рыбы.

Позабавил, удивил

Краснозадый гамадрил.

И в решетчатых вагонах

Едем по опасной зоне.

Пусть не львы, не мишки,

А нахальные мартышки.

Лезут, виснут и снуют,

Им в трубу орех суют.

* * *

Только возвратились,

Враз засуетились.

В час, в разгаре зноя,

Супермаркет посетим,

Что не купим – поглядим,

Шоп для дам – святое.

19 сентября (Асколи-Пичено, Лорето, Римини)

Очень жалко покидать

Рай на "каблуке".

Но Россию, нашу мать,

Любим вдалеке.

Прощайте четыре звезды,

До Бреста пять суток езды.

Но из окна вприглядку,

Еда не всухомятку.

Городки друг друга краше,

На полях никто не пашет,

Хотя все ухожено,

Вспахано и скошено,

Сжато, как положено.

Слева от шоссе – равнины,

Вдали – снежные вершины.

Справа – видим блеск прибоя,

Это море голубое.

Коль не спишь, послушай Олю,

Она тщательно, как в школе,

Грузит информацией

Об итальянской нации:

Как живут и что едят,

Как религию блюдят,

И как папа Бонифаций

Был с завидной грацией.

Всем на удивление

Оказался в положении.

Люди Рима и Бергамо

Вдруг узнали – это дама.

С речью исторической,

С помощью технической,

Пусть и затекло колено,

Но добрались до Пичено,

А точнее, до Асколи.

Там опять, как дети в школе,

Группой, стайкою, гурьбой

Оля водит за собой.

Город тот среди холмов,

Много в нем дворцов, домов,

И барочных площадей,

Но, а привлекли людей

Не брусчатка и собор,

Жареный в кульке набор

Из оливок, в них мясце,

После сок, кофе – глясе

Иль эспрессо, капучино,

До свидания, Пачино.

Город памятников, башен.

Сыты все – и путь не страшен.

Ведь наградой за все это

Будет нам собор в Лорето.

В грандиозной базилике

Видим там святые лики.

Главное, увидишь в нем

Назаретский святой дом.

К каменному примыкал он гроту.

На себя взяла заботу

Крестоносцев братия,

Дом привезли в Хорватию.

А в Лорето еще встарь

Привезли чего-то

Три стены, а вот алтарь,

Он на месте грота.

А потом, с давних пор,

Дом накрыл большой собор.

В форме выполнен креста,

И такая красота:

Великолепно и умело,

А по краям капеллы

За деньги разных наций,

Достойные оваций.

* * *

В Римини уже темно,

Все же видим мы в окно:

Дождит, по берегу накат,

На север движемся, назад.

20 сентября (Триест)

Вот там жемчуг здешних мест,

Дворец Габсбургов, Триест.

Прямо на краю обрыва

И по берегу залива

Стоит замок королей.

Он сейчас для всех людей.

Много лет тому назад

Король Франц и его брат,

Разные высочества,

Ну и их отрочества

В парке парами гуляли,

Чистым воздухом дышали.

Дали бонус нам – заезд

В исторический Триест.

После мировой войны

Его у Австрии – страны

Грубо отобрали,

Италии отдали.

Это город очень статен,

Величав, просторен, знатен.

Город не на пенсии,

Он чета Валенсии.

Немного сновидений,

И мы уже в Словении.

21 сентября (Любляна)

В маленькой Словении,

Всем на удивление,

Все культурно, все прикольно.

Мне досадно, даже больно.

Нет у них руды и газа,

Нет у них дурного сглаза.

Есть природа и есть труд,

Люди хорошо живут.

А Любляна как картинка.

Старый центр как новинка.

Рассказала гид – киргизка

Про дворцы и обелиски.

Лазать в крепость – уже стар,

Лучше посещу базар,

Пробовал я все, что мог:

Ветчину, изюм, творог,

Сыр, сметану и оливки,

Груши, виноград и сливки.

Мы Словенией довольны,

Рад, что обходили войны

Эту милую страну,

Ей не вспоминать войну.

* * *

Еще такого не бывало,

Сильно вдруг похолодало,

Дождевые облака,

Дождь сначала лил слегка,

А к отелю Будапешта

Под дождем бежали спешно,

Если точно, что есть духу,

Но в отеле тепло, сухо.

Что в комфорте не сидится?

Откровенно, я не знаю.

Хочется нам прокатиться

По вечернему Дунаю.

В кораблике закрытом,

С вином, в бокал налитым.

Дворцы, мосты освещены,

Конечно, мы восхищены.

Поездку гид сопровождал,

Автобус ждал, потом забрал.

А в номере, как же иначе,

Ждал вкусный ужин, чай горячий.

22 сентября (Будапешт, Токай)

Наш отель многоэтажный,

Подчеркну, и это важно,

Хоть такая высота,

Есть большие два лифта.

Утром встали и... облом,

В чем же дело? Дело в том,

В кухню дверь не открывается,

Значит, завтрак отменяется.

Ждем, экскурсия срывается.

Чтобы не было скандала,

Оля твердо настояла:

Венгры – быстро в магазин,

Пусть хоть бутерброд один.

Чайники есть в номерах,

Худо-бедно, но не крах.

Три часа, конечно, мало

Будапешту посвятить.

Его площади, кварталы

Невозможно не любить.

Кто не хочет восторгаться

Будой и ее дворцом,

Кто знаком, решил купаться

Или погулять пешком:

А потом спешим в Токай,

То известный винный край.

Там в подвале за столом

Запивал гуляш вином.

Дегустировали пять,

Для того, чтоб покупать.

Из какого винограда,

Как готовится сусло,

В меру выпьешь – то награда,

Лишку выпьешь – будет зло.

Старый венгр нам рассказал,

Молодой всем разливал:

Ночью, по горам Словакии,

Серпантин, дождь проливной.

Мы в штаны чуть не нака..ли,

Отель в Польше – дом восьмой.

23 - 24 сентября (Люблин, поезд «Брест - Москва»)

Люблин, в крепость поднялись

И по-быстрому прошлись.

Мы на финишной прямой,

Мчимся в Брест, то есть домой.

И душа у всех поет,

Славный вышел турпоход.

В нашей группе есть поэты,

Сочинят стихи про это.

Прочитают в микрофон

Авторов любых времен.

Едем покупать нарезку,

В пупер-супермаркет «Теско»

Вроде в поезд кой-чего,

Но накуплено всего.

Будто рейс, Владивосток,

Суток этак на пяток.

И колбаски, и спиртное,

Третье, первое, второе.

Чтобы кушать и ночами,

В одиночку и с друзьями.

И полным-полна тележка,

В ней печенье и орешки,

В ней коробки и пакеты,

В ней консервы и конфеты.

Я шучу, презент домой

Из Европы – дорогой.

На границе нас томили,

Поезд чуть не пропустили.

Но экскурсию по Бресту

Быстро нам провел Володя.

Это памятное место,

Гоголь пребывал здесь вроде.

Перед тем как лечь в кровать,

Дружно стали вечерять.

Утром Ольга к нам пришла

И улыбку принесла.

Но прощались без печали,

Потому что размечтались,

Как поедем снова в тур:

В Таиланд и Сингапур.

От Женевы до Биская,

От Казани до Алтая.

Марсель, паром и Корсика,

Бонапарт, курорты, готика.

И к Савойским королям,

Средиземным островам.

И к вершинам Таврии,

Берегам Калабрии.

Не дотянем до Нью-Йорка,

Есть зато Жорж Санд с Мальорки.

Кто-то хочет на Байкал,

Но в Вероне не бывал,

Хоть Джульету помнит с детства,

И Ромео тоже знал.

Не травите душу,

Не треплите нервы,

А копите лучше

Вы побольше евро.

партнеры